Дэвид Герберт Лоуренс "ПТИЦА КОЛИБРИ"
angelic_poetry
David Herbert Lawrence
( 11 сентября 1885, Иствуд, графство Ноттингемпшир — 2 марта 1930, Ванс)
44 года
D. H. Lawrence
Могу вообразить, как в неком чуждом мире,
в тяжелой первобытной немоте,
в тишине, еще только пытавшейся дышать и жужжать,
птицы колибри помчались по улицам.

Прежде, чем что-либо имело душу,
когда жизнь была зыбью материи, почти неодушевленной,
эта крошка колибри вспорхнула живым бриллиантом
и помчалась со свистом среди медленных, мощных, мясистых стволов.

Пожалуй, цветы не росли в то время,
в том мире, где птица колибри стремительно мчалась впереди творенья.
Пожалуй, она протыкала медленные вены деревьев
своим длинным клювом.

Возможно, она была огромная, как лесные болота,
ибо крошечные ящерицы были, говорят, когда-то огромными.
Возможно, она была ужасное чудовище, птица-меч.
Мы глядим на нее не с того конца длинного телескопа Времени, к счастью для нас.

(Перевод Владимира Львовича Британишского)

Василий Комаровский "РЫНОК"
angelic_poetry
Граф Василий Алексеевич Комаровский
(2 апреля 1881, Москва - 21 сентября 1914, там же)
33 года
комаровский

Д. И. Кардовскому, на заданную им тему

Здесь груды валенок и кипы кошельков,
и золото зеленое копчушек.
Грибы сушеные, соленье, связки сушек,
и постный запах теплых пирожков.

Я утром солнечным выслушивать готов
торговый разговор внимательныхъ старушек:
в рассчеты тонкие копеек и осьмушек
так много хитрости затрачено - и слов.

Случайно вызванный на странный поединок,
я рифму праздную на царскосельский рынок,
проказницу, - недаром приволок.

Тутъ гомон целый день стоит, широк и гулок.
В однообразии тупом моих прогулок,
в пустынном городе - веселый уголок.
(1911)

Василий Алексеевич Комаровский. Портрет работы Ольги Делла-Вос-Кардовской. 1911.

Андрей Сергеев "КАРТИНА"
angelic_poetry
Андрей Яковлевич Сергеев
(3 июня 1933, Москва — 27 ноября 1998, там же, погиб в автокатастрофе у своего дома на Садовом Кольце)
65 лет

андрей сергеев

В кабинете футболиста Старостина висит картина:
Старостин, Горький и Молотов играют втроем в преферанс.
За игрой с интересом следят их товарищи, ударники первой, второй и третьей сталинских пятилеток:

Кривонос, Карацупа, Стаханов, Лунин, изобретатель Дегтярев, Иван Гудов, Паша Ангелина,
Мария Демченко, Куляш Байсеитова, братья Покрасс, Дунаевский, Любовь Орлова, Утесов, Ботвинник, Бюль-Бюль, Мамлакат, Лемешев, Козловский, Ставский, Фадеев, Гайдар, Джамбул, Ойстрах,

Чкалов-Байдуков-Беляков,

Громов-Юмашев-Данилин,

Раскова-Гризодубова-Осипенко,

челюскинцы и папанинцы.

Когда в глубине картины проходит Сталин,
– Старостин, Горький и Молотов встают,
а ударники поворачиваются спиной к зрителю.
(1980)

Блэз Сандрар "АДРИЕННА ЛЕКУВРЕР И ЖАН КОКТО"
angelic_poetry
Blaise Cendrars


Двух крохотных обезьян я купил,
а также двух птиц, чьи перья подобны волнистой бумаге.
У моих обезьянок сережки в ушах,
а у птиц на когтях позолота.
Я одну обезьянку назвал Адриенной,
вторую, которая больше, Жаном назвал,
я одну из двух птиц подарил молодой аргентинке.
Дочь адмирала (сейчас он такой же, как все, пассажир).
Косоглаза она и глупа
и пытается смыть позолоту
с лапок птицы, которую я подарил ей.
Другая же птица в каюте моей распевает.
Через несколько дней подражать она будет всемзвукам привычным
и будет звенеть, как мой ремингтон.
Когда я пишу, обезьянки глядят на меня с любопытством.
Я их забавляю, и кажется им,
что в клетке они меня держат.

(Перевод Михаила Павловича Кудинова)

Федерико Гарсиа Лорка "ПАНОРАМА ТОЛПЫ, КОТОРАЯ МОЧИТСЯ"
angelic_poetry
лорка 3

(Ноктюрн Баттери Плейс)

Они разбрелись,
дожидаясь конца велогонки.
Разбрелись, дожидаясь,
когда же умрет мальчуган на японской шхуне.
Разбрелись,
раскрывая рты, как больные птицы,
раскрывая зонты,
словно силясь проткнуть лягушку, -
одни среди крохотных рек
и несметных ушей тишины,
разбрелись по ущельям,
куда не прорваться луне.
Плакал мальчик на шхуне, и сердца тосковали,
призывая свидетелей, требуя общего бденья,
а в ответ на зашарканной синей земле
пыли тусклые буквы, плевки и луженые спицы.
Неважно, что плач оборвется с последней иглой,
неважно, что бриз задохнется в соцветиях ваты, -
бескрайни владения смерти
и тени уплывших пугают за каждым кустом.
Бесполезно искать закоулки,
где ночь забывает дорогу,
уголок тишины
без лохмотьев, скорлупок и слез,
ибо даже единственный крошечный пир паука
рушит все равновесие неба.
Безвыходны стоны японского юнги,
безвыходны стены внезапно ослепших.
Хвост кусает земля, силясь корни свести воедино,
и клубок на траве бредит неутоленной длиной.
О луна! Полисмены. Гудки океанских судов.
Гривой - дым корпусов, анемоном - резина перчаток.
Все расквашено тьмой,
раскоряченной над мостовыми.
Все дышит испариной
душных бесшумных ручьев.
О толпа! О солдатский бордель!
Есть единственный остров спасенья - глаза слабоумных,
заповедник ручных, зачарованных флейтами змей,
где тела одинаково пахнут мышами и медом,
где висят над могилами яблоки цвета зари, -
надо скрыться туда, чтобы хлынул немыслимый свет,
от которого, прячась за линзы, отпрянут банкиры.
И да станут золой все, кто мочится рядом со стоном
в зеркала, где растет одиночество каждой волны.

(Перевод Анатолия Михайловича Гелескула)

Ян Скацел "КТО В СКРИПОЧКУ ВОЙДЕТ"
angelic_poetry
Jan Skácel
(7 февраля 1922, деревня Вноровы, Чехословакия — 7 ноября 1989, Брно, Чехословакия)
67 лет
jan_skacel
Не бойся ничего не бойся
душа невзгоду переждет
и человек всегда найдется
который в скрипочку войдет

Дни ясные на этом свете
сменяются ненастным днем
в конце концов мы успокоясь
все в гроб как в скрипочку войдем

Ах скрипка скрипочка такая
знакома с детства нам с тобой
смычком над примулой помятой
застыл кузнечик луговой.

(Перевод Алексея Пурина)

Wallace Stevens "A DISH OF PEACHES IN RUSSIA"
angelic_poetry
With my whole body I taste these peaches,
I touch them and smell them. Who speaks?

I absorb them as the Angevine
Absorbs Anjou. I see them as a lover sees,

As a young lover sees the first buds of spring
And as the black Spaniard plays his guitar.

Who speaks? But it must be that I,
That animal, that Russian, that exile, for whom

The bells of the chapel pullulate sounds at
Heart. The peaches are large and round,

Ah! and red; and they have peach fuzz, ah!
They are full of juice and the skin is soft.

They are full of the colors of my village
And of fair weather, summer, dew, peace.

The room is quiet where they are.
The windows are open. The sunlight fills

The curtains. Even the drifting of the curtains,
Slight as it is, disturbs me. I did not know

That such ferocities could tear
One self from another, as these peaches do.

Два переводаCollapse )

Осип Мандельштам "Я СКАЖУ ТЕБЕ С ПОСЛЕДНЕЙ ПРЯМОТОЙ.."
angelic_poetry
Иосиф Эмильевич Мандельштам
(15 января 1891, Варшава — 27 декабря 1938, лагерный пункт Вторая речка, Владивосток)
47 лет

mandelshtam о

Я скажу тебе с последней
прямотой:
все лишь бредни, шерри-бренди,
ангел мой.
Там где эллину сияла
красота,
мне из черных дыр зияла
срамота.
Греки сбондили Елену
по волнам,
ну а мне - соленой пеной
по губам.
По губам меня помажет
пустота,
строгий кукиш мне покажет
нищета.
Ой-ли, так-ли, дуй-ли, вей-ли,
все равно.
Ангел Мэри, пей коктейли,
дуй вино!
Я скажу тебе с последней
прямотой:
все лишь бредни, шерри-бренди,
ангел мой.

2 марта 1931 г.

Валерий Попов "НА ДАЧЕ"
angelic_poetry
Валерий Георгиевич Попов (род. 8 декабря 1939, Казань)

попов

Приведя свою тетю в восторг,
он приехал серьезным, усталым.
Он заснул головой на восток
и неправильно бредил уставом.

Утром встал - и к буфету, не глядя!
Удивились и тетя, и дядя:
что быть может страшней для нахимовца -
утром встать - и на водку накинуться!

Вот бы видел его командир!
Он зигзагами в лес уходил,
он искал недомолвок, потерь,
он устал от кратчайших путей!

Он кружил, он стоял у реки,
а на клеши с обоих боков
синеватые лезли жуки
и враги синеватых жуков.

Чеслав Милош "ДАР"
angelic_poetry


Dzień taki szczęśliwy.
Mgła opadła wcześnie, pracowałem w ogrodzie.
Kolibry przystawały nad kwiatem kaprifolium.
Nie było na ziemi rzeczy, którą chciałbym mieć.
Nie znałem nikogo, komu warto byłoby zazdrościć.
Co przydarzyło się złego, zapomniałem.
Nie wstydziłem się myśleć, że byłem kim jestem.
Nie czułem w ciele żadnego bólu.
Prostując się, widziałem niebieskie morze i żagle

Berkeley, 1971

?

Log in